Иногда сухие статистические данные могут оказаться даже страшнее, нежели самый жесткий, обескураживающий репортаж с места теракта или стихийного бедствия. Вдумайтесь: сегодня в одной только нашей стране за год от банальных бытовых отравлений погибает людей больше, чем от терактов во всем мире. Поэтому развитие отечественной токсикологии вполне можно считать общенациональной задачей. Именно этой проблеме был посвящен состоявшийся недавно Всероссийский семинар, в котором было объявлено о старте программы «Время не ждет!», разработанной болгарской компанией «Софарма».

Время и вправду не ждет. Статистика фиксирует следующее: в 1999 году в России от острых отравлений умирал каждый седьмой из ста тысяч человек. Это вдвое выше общемирового показателя. Сейчас ситуация еще сложнее: в 2002 году от отравлений погибли 95 тысяч человек, в то время как три года назад эта цифра читалась в «зеркальном» варианте — «всего» 59 тысяч. При этом средний возраст погибших составляет всего 27 лет. Словом, проблема смертности от бытовых отравлений в России не только не исчезает, но и прогрессирует, и искать пути ее решения нужно немедленно.

От смерти при тяжелом отравлении может спасти так называемый антидот — препарат, нейтрализующий действие ядовитого вещества и возвращающий человека к жизни. Но антидотов в России катастрофически не хватает. Если в СССР они производились, то сейчас — нет. Объясняется это просто: крупного заказа, в том числе государственного, не существует, а производить мелкие партии экономически невыгодно. Единственный выход — приобретать необходимые препараты за рубежом. Правда, здесь возникает еще одна проблема — цены. Западноевропейские и американские антидоты очень дороги: их не может позволить себе ни государственный бюджет, ни средний семейный. Поэтому, по мнению главного токсиколога департамента здравоохранения правительства Москвы Юрия Остапенко, «в сложившейся ситуации наиболее привлекательными выглядят антидоты из Восточной Европы: их стоимость ниже, чем у препаратов из США и Западной Европы, а качество такое же. Например, сейчас нужно заменить аминостигмин, который у нас перестали выпускать. Есть болгарский галантамин, есть немецкий аналог: препараты сравнимы по эффективности, но их стоимость различается в разы». Программа «Время не ждет!» и призвана привлечь внимание общественности к тому, что проблему лекарственного обеспечения можно решить даже в нынешних условиях госфинансирования, главное — знать, за счет чего можно оптимизировать расходы.

Необходимо также, чтобы специалисты знали, какой антидот необходимо применять в том или ином случае, и могли, таким образом, оказать помощь в критической ситуации. Поэтому другая важная задача современной токсикологии — обеспечение профилактики отравлений с помощью распространения информации о наиболее эффективных и действенных антидотах.