Антидотная терапия - лечение противоядиями

Яды в большом городе 
Теплая, солнечная погода на майские праздники радует не только обычных горожан, но и врачей-токсикологов. По их наблюдениям, в такие дни уменьшается число пострадавших от острых отравлений – это проблема в основном городская, а по первому теплу горожане выезжают на дачи, где есть чем заняться.

Однако в целом гибель от отравлений уже не первый год занимает “почетное” третье место в структуре причин смертности в нашей стране.

Тройка ядовитых лидеров

Отравления, яды и противоядия, токсичные растения и животные – все это кажется современному человеку давно забытым прошлым, страницей из учебника истории. Между тем в наших вполне цивилизованных магазинах, в интернете и по частным объявлениям свободно можно купить весьма токсичные и подчас смертельно опасные отравляющие вещества.

По осторожным оценкам экспертов, каждый год от острых отравлений погибает до 90 тысяч человек – население большого города. Точной статистики нет, как нет и настороженности по отношению к проблеме у большинства из нас. Об этом говорит тот факт, что 80% умерших от отравления даже не обращаются за медицинской помощью.

Больше половины всех подобных случаев составляют отравления алкоголем. На втором месте – отравления угарным газом, на третьем – наркотическими веществами. Все они вполне поддаются лечению в обычных больницах, если помощь оказана профессионально и вовремя. Однако в практике токсикологических центров встречаются и такие отравления, с которыми трудно справиться и специалистам.

– К несчастью, в стране нет жесткой системы контроля за выпуском, хранением, розничной продажей и утилизацией ядовитых химических веществ, – считает главный токсиколог Москвы кандидат медицинских наук Юрий Остапенко. – Но, чтобы наладить контроль, нас, специалистов, никто не зовет.

Где ты, дорогой антидот

Токсикологическая помощь относится к очень дорогим службам: для нее необходимы не только хорошо оснащенные реанимационные отделения, аппараты “искусственная почка”, но и сложное лабораторное оборудование.

В последние годы проблемой стала и антидотная терапия – лечение противоядиями. Прежде их выпускали и закупали по госзаказу. После обретения экономической самостоятельности часть из них отечественные предприятия просто прекратили выпускать – дело это дорогое, а четких заявок нет. Другую часть производили заводы, теперь оказавшиеся “заграничными”. В Московском токсикологическом центре в качестве анекдота рассказывают историю о том, как сюда звонили врачи из одной прибалтийской республики, разыскивающие антидот, который прежде производил их же завод.

Еще одна трудность – идентификация ядов. Чтобы спасать людей, ответ специалистам нужен быстрый и точный, для чего необходимо дорогое оборудование. Теперь появились отечественные приборы, которые не уступают импортным, но и они есть далеко не везде.

Хроническая проблема
Еще менее изучены масштабы хронических химических отравлений в быту. Сколько и как травимся мы соединениями свинца, пестицидами и удобрениями, которые применяем на своих дачных участках, вредными веществами, которые используются для производства строительных и отделочных материалов? Специалисты считают, что эта проблема значительно больше по масштабам, чем мы думаем. И хроническая усталость, и недомогания непонятного происхождения, и внезапное развитие многих болезней могут быть следствием отравления, которого мы просто не замечаем.

Где и как лечат тех, кто отравился? Токсикологические центры есть лишь в половине регионов страны. Создавать их – дело дорогое. Поэтому в России пошли по пути других больших по территории стран, развивая систему информационно-консультативных центров. Они резко снижают экономические затраты на помощь при любых отравлениях. На днях в Москве прошел семинар врачей-токсикологов России, на котором стартовала информационная программа “Время не ждет!”. Она позволит оптимизировать бюджетные расходы на закупку необходимых для лечения пациентов лекарств и оборудования.

– В нашем центре, который имеет статус республиканского, в региональных центрах врачи обычных больниц могут круглосуточно получить консультацию по любому нетипичному отравлению и его лечению, – продолжает Юрий Остапенко. – Но, к сожалению, на междугородные телефонные звонки у обычных больниц часто нет средств. Позвонить нам может любой человек, если предполагает, что чем-то отравился. Мы немедленно дадим рекомендации по самопомощи и расскажем, как действовать дальше.

Опасность на прилавках
В наших хозяйственных магазинах до сих пор можно встретить клей для пластмассы, который является сильнейшим ядом. С большим трудом токсикологи когда-то добились, чтобы его перестали использовать в комплектах сборных моделей (авиаконструкторах и т.п.) – товарах, предназначенных в основном для детей. Но он по-прежнему продается отдельно.

В автомагазинах можно купить жидкость от замерзания стекол автомобилей, в состав которой по-прежнему входит ядовитый и запрещенный метиловый спирт, только производители научились называть его малоизвестными потребителю синонимами.

Опасными травами торгуют различные “лавки”. В токсикологические центры нередко госпитализируются пострадавшие, принимавшие, к примеру, траву кукольника или чемерицы – сильный яд, который производители рекомендуют использовать для купирования запоев без ведома алкоголика. В продаже можно встретить средство от бородавок под названием “Чистотел”, которое на поверку является просто серной кислотой. Много лет педиатры требуют прекратить выпуск уксусной эссенции, которую часто пробуют на вкус маленькие дети, получая жестокие ожоги. Но те, кто продает такие “средства”, по сути опаснейшие яды, не несут никакой ответственности за последствия.